†Хеллсинг. Кровавые ветра.†

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » †Хеллсинг. Кровавые ветра.† » .:О нас:. » Наше творчество


Наше творчество

Сообщений 1 страница 6 из 6

1

Кто, че написал, выкладывайте, почитаем!

0

2

Ну, я предложил тему, я и первый проставляюсь! Мое первое настоящее произведение.

Дабл Эм –Месть и Маска

Вы роль, я сюжет, прольем миру свет, кто прав, а кто нет, пусть судят другие!

Три основных закона Империи:
1) Любое преступление карается смертной казнью, вне зависимости от тяжести
2) Человек, находящийся в родстве с преступником и не вышедший из родства с ним (вне зависимости то возраста) тоже считается преступником. На выход из родства дается один год.
3) Человек, чей родственник был казнен за преступление, имеет право на материальную поддержку для выхода из родства с преступником.

В грязной придорожной таверне, положив ноги на стол, сидел, закрыв лицо треуголкой с длинным белоснежным пером, очень странный посетитель. Он не выпивал, не орал, не буянил и не курил. Он тихо спал, никого не тревожа, и этим раздражал постоянных посетителей.
-Эй, ты! Ты, чо самый крутой? - огромный мужик подошел к нему.
-Простите? - холодно осведомился человек в треуголке
-Да ты! Ты мне не нравишься!
-Твои проблемы…
-Сними шапку, когда я с тобой разговариваю.
-А то, что?
Мужик сорвал треуголку с лица незнакомца.
-МОНСТР!!! А-а-а-а!!! – орал он
-Что, нравится? - спросил посетитель.
Лицо незнакомца покрывала белоснежная маска.
-Меня зовут Дабл Эм. Я кукловод, – сказал человек в маске.
Дабл Эм резко рванул к мужику и сделал несколько движений вокруг его конечностей.
-Как страшно! – рявкнул человек.
-Не забывай, что ты находишься под действием алкоголя, а я - мастер кукол, - шепнул Дабл Эм и задвигал пальцами. Мужик затанцевал фрагмент из «Лебединого озера».
-А теперь Канкан, – попросил кукловод.
Мужик начал выбрасывать ногу как при канкане. Человек в маске начал смеяться.
-Ну, хватит с тебя, - сказал он и опять что сделал с конечностями мужчины.
-М-м-монстр!!! Вы видели, что он сделал со мной? – отполз пьяница к своим собутыльникам.
Дабл Эм поднял свою треуголку и поправил свои длинные волосы.
-Хозяин прости за бардак, - бросил кошель с деньгами он и, поправив белый кружевной манжет, вышел.
***
На круглой тумбе с надписью «Афиша» висел лишь один плакат с золотыми буквами «Кукольный театр МиМ, только один день в вашем городе покажет вам новую пьесу «Преступление вашего города» один билет-500 золотых».
Рядом с оперным театром города ветви остановился экипаж с золотыми буквами «МиМ». Из него вышел человек в черном костюме с белыми манжетами, с длинными волосами черными, черной треуголке с белым пером, накидке с красной подкладкой и белой маске.
-Реньдье, - обратился он к кучеру – Возьми этот кошель, здесь пять золотых для тебя, на остальные забронируй два номера люкс в лучшей гостинице, один мне, другой тебе, арендуй конюшню, сдачу оставь себе.
Будет исполнено, сеньор Дабл Эм, - отозвался кучер и уехал.
Дабл Эм вошел в двери театра.
***
В зале был полный аншлаг. Дамы в белых платьях и их кавалеры в мундирах обсуждали погоду и туалеты друг друга. Дабл Эм вошел в зал и нутром ощутил зловоние поддельных восторгов и улыбок.
Человек в маске посмотрел первый акт этой лживой саги о геройстве Императора и понял что искусство в Империи не на высоте. Когда начался антракт, Кукловод внимательно слушал, о ком говорят с большим «уважением». Узнав имя, Дабл Эм вышел из зала, не обращая внимания на то, что второй акт давно начался.
«Мой выход скоро, надо подготовиться», - подумал он.
***
Самым богатым, а значит и самым влиятельным человеком города Ветви был барон Пон фо Мор. Вся Империя знала о его взяточничестве, но те, кто давал барону деньги, не хотели бы быть казнены за это, а те, кто был свидетелем этого, были настолько запуганны, что даже не думали о свидетельстве против барона.
Но среди простолюдинов ходили слухи о чем-то, что каралось смертью даже в случае простого подозрения.
***
Дабл Эм сидел у себя в номере и усердно работал. Многие не понимали для чего мастеру кукол бревно, набор долот, набор стамесок, топор и масляные краски в номере. Ответ был прост: кукловод лично работал над каждой куклой.
Сейчас он заканчивал работу над лицом главного героя. Он отложил голову деревянного человека на стол, взял плоскую доску и кусок угля. Вскоре на доске появился контур, затем из доски была вырезана маска, которую Дабл Эм окрасил в черный цвет и надел на деревянное лицо куклы.
- Да сокроет лицо твое маска, дабы все увидели лицо твое… - прошептал кукловод.
***
За два дня до приезда мастера кукол, по городу Ветви шел оборванец, никто не знал кто он, откуда и куда делся после этого, но одно был известно точно: оборванец зашел в лавку Томото - продавца фруктов и овощей, откуда вышел через два часа, после чего исчез в не известном направлении. Но было также известно, что потерев тот медяк, которым оборванец расплатился, торговец обнаружил золото первой пробы.
***
Дабл Эм был знаменитостью всей Северной Республики, что находилась южнее Империи. Государство это было пристанищем людей искусства: актеров, музыкантов, певцов, художников, скульпторов, писателей, поэтов, магов и их учеников. Десять лет назад среди таких вот учеников и был тогда молодой Дабл Эм.
Империя давно запретила своим жителям покидать свои владения, и переход через границу стал государственным преступлением, а заход за рубеж даже на полшага карался смертью на месте.
Дабл Эм чудом перешел границу Империи, после чего он был еле жив. Будущий мастер кукол находился при смерти, когда его нашел старый маг-кукловод. Он выходил несчастного, излечил его раненую в бою с пограничниками руку, после чего пятнадцати летний мальчик Дабл Эм стал его учеником.
Он был способным учеником и очень быстро запоминал все премудрости кукольного дела. Вскоре Дабл Эм мог один управлять сотней кукол. А это было редкостью, очень большой редкостью. За год обучения Дабл Эм научился двигать куклой всего одним пальцем. Еще через четыре года мальчик отточил свое мастерство до такой степени, что на выступлении создавалось ощущение, что куклы ходят сами по себе.
Тогда мастер, обучавший Дабл Эм, открыл своему ученику последнюю тайну. Тайну не видимой нити, нити столь тонкой и столь прочной, что с ее помощью можно было обратить в живую куклу любого человека, а если привязать нить к его языку, то можно заставить его говорить то, что пожелаешь.
Пока шло обучение, Дабл Эм ни разу не слышал имени своего учителя и только перед смертью ученик узнал имя своего учителя, а ученик поведал учителю тайну своего имени: Дабл Эм - Месть и Маска.
Следующие пять лет прошли в гастролях по Республике, и вот Мальчик в маске вернулся на родину.
***
Зал оперного театра города Ветви был полон любопытной знати. В отличие от трех звонков перед спектаклем в честь Императора, в зале было довольно тихо.
После третьего звонка на сцену незаметно даже, наверно, крадучись вышел Человек в Маске.
- Дамы и господа! – сказал Дабл Эм – Разрешите поприветствовать вас от лица владельца театра МиМ! От моего лица! – кукловод поклонился – Прошу прощения за мой внешний вид, я ношу маску, перчатки и закрытую одежду так, как тело мое изуродовано.
Мой театр создал серию спектаклей, специально для гастролей по Империи, она называется «Преступление вашего горда». Эти пьесы повествуют о преступлении некогда совершенном в вашем городе. В зале присутствуют полицейские в штатском, они уже знают всю историю и они арестуют преступника, как и всех, кто покинет зал.
Ну, что-то я заболтался. Добавлю лишь одно: куклы сделаны с портретной точностью, но одна кукла, как и я, носит маску.
Да начнется представление!!! –
Занавес поднялся.
***
Человек в маске шел по коридору.
- Сеньор N, - окликнул его дворецкий.
- Что опять!? – зло рявкнул N.
- Сеньор, вам письмо,
- Я же сказал, что я сегодня не желаю просматривать корреспонденцию!
- Но, это похоже от самого...
- Идиот! Почему ты сразу мне не отдал!? Кретин!
- Да, мой хозяин, я кретин и идиот.
Человек в маске зашел в свой кабинет, сел за стол и вскрыл конверт.
- Полудурок! Это не от императора! – крикнул он в сторону двери и начал читать вслух –« Уважаемый сеньор N! Мы старались собрать всех ваших собак, но смогли найти только 999. Я надеюсь, что вам хватит такого количества». Ха! Они надеются, что мне хватит 999 слитков золота?! – человек в маске взял лист пергамента и начал писать – Модам! Мне необходимы все собаки! Вся тысяча. Иначе ваш прадед отправиться в армию. Невзирая на его почти сто летний возраст. Я рад что в нашей армии будет на одного человека больше.
N позвал дворецкого, ударил его по лицу, старик упал.
- А теперь, отправь это письмо тому, кто послал мне то письмо, которое ты выдал за письмо от самого! Затем, возвращайся ко мне, и ты узнаешь свое наказание за ложь.
Старый дворецкий ушел. N пошел в сад, там сидела его беременная жена.
- Любимый! Как я рада что рядом, - сказала женщина, она была слепа.
- Дура! Что ты должна делать? – спросил ее N
- Я должна делать все, что бы у меня родился мальчик. Но я хочу тебя обнять, я так давно не чувствовала твоего запаха. Я так люблю тебя.
- Женщина! Не смей даже думать об этом?
- Но…
- Дура!!! – N ударил женщину и пошел из сада к себе в кабинет.
Через два месяца у нее родилась девочка. Дворецкий с широкой улыбкой рассказал об этом сеньору N.
- Радостная новость! Ваша жена родила девочку!
- И это, по-твоему, радостная новость? Где эта дурра!?
- Она в своей спальне.
- Дай мне веревку, да покрепче!
- Нет, пожалуйста! Не надо, я заберу девочку себе, пожалуйста, не надо!
- Дай веревку и проваливай!
- Да, мой хозяин.
N взял веревку и пошел в спальню к своей жене.
- ДУРА!!! Вставай и иди за мной!- крикнул он.
Новорожденная девочка, спавшая на руках матери, заплакала.
- Не забудь взять свое отродье!!!
N тащил за собой жену, дочь и старика-дворецкого к старому пруду.
- Заткни свое отродье! И одень ей на шею петлю.
- Муж мой не надо! Прошу! Я уйду с ребенком и ты обо мне услышишь. Прошу!
Но N не слушал. Он уже надел петлю на старика и ребенка.
- Ты должна пойти с ними, раз ты не можешь родить мне сына!!! – сказал он, а затем, затем он утопил всех троих.
***
Дабл Эм вышел на сцену.
-Пора нам сбросить маски с лиц,
Падите же пред ним ниц! – сорвал он маску с лица куклы.
Затем, Барон Пон фо Мор был схвачен прямо в зале.

***
Дабл Эм сидел рядом со своим кучером на облучке и смотрел в небо.
- Куда мы едем теперь? – спросил его Реньдье
- Мы едем в город Звезды, - ответил Дабл Эм - там живет Кровавая графиня. Интересно было бы с ней поговорить.
- А почему ее зовут Кровавой? – спросил Кучер.
- Ты знаешь сказку о Синей Бороде?
- Нет,
- Жил-был дворянин, и было у него много жен. Все они были хорошими, но после свадьбы становились тиранами. И он убивал каждую из них, каждый раз, когда он готовился к убийству, у него отрастала синяя борода. За это его так и прозвали: Синяя Борода.
Говорят с графиней что-то такое же.
Но они не поехали в город Звезды, Кукловод просто пошутил.
***
Дабл Эм шел по улице города Алмаза в сторону рабского рынка.
Маленький воришка попытался сорвать кошель с пояса мастера. Кукловод схватил мальчишку за руку и сунул ему что-то в руку. Воришка готов был поклясться, что видел, как Человек в Маске подмигнул ему. Дабл Эм пошел дальше по улице. Воришка раскрыл чумазую ладошку и обомлел: в ладошке лежал столбик из десяти монет, визитка и билет на спектакль кукольного театра МиМ.
На рынке было много людей, нет не людей, вещей. Вещей, с которыми богатеи могли поиграть, сломать и выбросить. Собственно, мало было богачей, у кого было больше одного раба, минимум был у сеньора Реаньлье (6 рабов), а максимум у Императора (более миллиона). Рабы не имели прав, не имели личных вещей, не могли самостоятельно заводить семью, не могли лгать, так как это считалось преступлением. Рабов дарили на день рождения, дарили в честь свадьбы, проигрывали в карты, убивали за каждую оплошность. Раб имел столько же уважения, сколько тумбочка без ножек и дверки. Именно за таким рабом и шел Дабл Эм.
Кукловод пришел к владельцу рынка.
- А, как я рад, что знаменитый кукловод решил посетить наш захудалый городок, - поприветствовал Человека в Маске хозяин рынка.
- Ну, не скажите, город Алмаза носит такое название из-за копий, где добывались самые крупные и дорогие алмазы в Империи. Даже Император не всегда мог позволить себе самый маленький из алмазов. Даже из не обработанных, - ответил кукловод - Мне нужен раб. Покажите мне самых сильных из них.
- Да, да конечно.
Владелец подвел Дабл Эм к помосту, где пятеро рабов ковали железо. Среди них был раб с голубыми глазами и рыжими волосами. Дабл Эм подошел к нему.
- Этот кажется мне довольно хорошим. Сколько он стоит?
- Тысяча золотых.
- Да, за такого раба, столько отдать не жалко… - кукловод начал щупать мускулы рук и ног, посмотрел зубы раба – Но только у него не двигается рука, не видит глаз и плохо развита речь. За такого раба я отдам только сотню золотых.
- Но…
- Раб, скажи, правда ли то, что я сказал?
- Да, - ответил раб, и лицо его исказилось от ужаса. Раб не хотел этого говорить. Он сказал это против воли своей.
- Ну, только сто золотых – сказал Дабл Эм.
- Хорошо. Сто так сто, но раньше он мог это! Он лжет.
Дабл Эм молча, схватил раба за руку, отдал торговцу кошель с деньгами и ушел с рынка.
- Как звать то тебя? – спросил Дабл Эм раба, как только они отошли на достаточное расстояние.
- Хозяин мой, у меня нет имени, - ответил раб.
- Так, завязывай ты мне пресмыкаться! Я тебя не за этим выкупил. Говори, как тебя зовут?
- Я не имею имени, хозяин.
- Раб! Запомни четыре правила: первое - никогда не пресмыкаться, второе – никогда не считать себя рабом, третье – никогда не отказываться от моих денег и четвертое – не хочешь говорить имя и соблюдать эти правила, вали обратно на рынок. Понял?
- Да.
- А теперь, как тебя зовут?
- Энерико Мальбитро. Раб, будучи свободным человеком, был сыном Грегорио Мальбитро.
- Это тот Мальбитро, что владелец самой крупной алмазной копь в городе.
- Да.
- И как же угораздило самого богатого человека в городе продать своего сына в рабство?
- А вот как.
***
Дабл Эм и Энерико стояли в вестибюле самой дорогой гостиницы города Алмаза.
- Мне нужен еще один люкс.
- Но…
- МОЛЧАТЬ!!! И так, мне нужен люкс, для моего слуги.
Консьерж отдал Мастеру кукол ключ.
- Запоминай свои обязанности. Я тебя за даром кормить не буду. Запоминай, все куклы, что хранятся в карете, должны быть в твоем люксе, в люксах по две комнаты. Одна полностью принадлежит тебе, вторая отведена для части кукол, вторая часть находится в комнате Реньдье – моего кучера, третья - в моей комнате. Второе, ты должен следить за состоянием каждой куклы. Третье, ты будешь проверять корреспонденцию. Понятно?
- Да, мой…
- Четвертое - ты никогда не будешь называть меня хозяином. Я не твой владелец, я твой работодатель. Я буду платить тебе жалование: 200 золотых в месяц. Это все.
Дабл Эм постучал в дверь номера своего кучера.
- Реньдье даст тебе остальные инструкции.
***
Много лет назад Империя не имела таких законов как сейчас. Конституция империи также состояла из трех законов, но тогда смертная казнь была запрещена, власть Империи разрешала свободу мысли и слова, рабов в Империи не было.
И вот, к власти пришел нынешний Император и все изменилось. Власть в стране захватили взяточники, бюрократы и алчные богатеи. Многие и не предполагали, что будет потом. А потом началось страшное.
Сначала Император издал закон о рабстве, затем он издал Три основных закона Империи. Тогда-то Империя и погрузилась во тьму и хаос. Мало кто ушел от «слуг закона». Эта организация разыскивала всех крестьян и мелких рабочих, обращая их в рабство. Самых сопротивляющихся отправляли на казнь или на урановые рудники, что было медленной казнью. У детей, рожденных у рабочих рудников, были некоторые физические отклонения такие, как глаза разного цвета или вечно белая кожа. Среди таких детей был и Дабл Эм. Один глаз его был голубым, а другой – зеленым.
Отцом Дабл Эм был человек, публично выступивший против Трех законов, за что и был отправлен на рудники.
***
Энерико проснулся от тихого вскрика. Крик доносился из комнаты кукловода. Энерико бросился в его комнату.
Дабл Эм сидел в кресле и высасывал из раны кровь. На полу лежал окровавленный нож для дерева. Кресло было повернуто спинкой к двери, на столике, стоявшем рядом с креслом, лежала белая фарфоровая маска.
- Сеньор Дабл Эм, что случилось? – раскрыл дверь Энерико
- ЭНЕРИКО!!! ЧТО СКАЗАЛ РЕНЬДЬЕ НА СЧЕТ ВХОДА В ДВЕРЬ!!? – резко надел маску кукловод – НИКТО НЕ ДОЛЖЕН ВИДЕТЬ МОЕГО ЛИЦА!!!
- Простите, сеньор…
- Ладно… Просто в следующий раз стучи, что бы не случилось. У меня есть поручение, купи мне маску с открытым ртом, белую, фарфоровую, просто, когда я работаю, то часто режусь, да и есть через такую маску удобнее. И попроси сделать на «глазу» маски следующую гравировку: «Помни, ведь и веревка та у сердца». Понял?
- Да,
- Ну, с Богом…
***
Мэром и владельцем всех копий был Граф Фон Граан. Основу богатства графа составляло те деньги, которые он крал из городского бюджета. Император выделял деньги на разработку копий, которые затем и исхищались, а в министерство драгоценных камней и металлов отправлялись отчеты о том, что копи иссякли. Проверка, приходившая на копи подтверждала это, уйдя из шахт, каждый ревизор получал по три больших алмаза.
***
- Реньдье, почему ты служишь своему хозяину? – спросил кучера Энерико.
- Я знал сеньора с детства и сазу согласился, когда он предложил мне работу… - сказал Реньдье.
- Но почему? Ты ведь не раб.
- Верно, не раб. Я был рожден свободным, в свободной стране. Я был рожден в Республике. Мой отец был скрипачом, а мать, мать была пианисткой. Я очень любил лошадей и по этому стал кучером.
- Но я тоже был рожден свободным! И все равно, теперь я раб.
- В Республике нет рабства.
-Что?! Разве это возможно?
- Да, работа в Республике основана на добровольном выборе труда, люди получают за работу жалование. Минимум- сотня золотых.
- Не верю. Так не может быть.
- Не верить – дело твое.
***
В городе Алмаза мог устраивать балы и званые приемы только Граф Фон Граан. Он старался пригласить на бал каждого, кто имел хоть какое-то влияние и вес в обществе. Каждому, кто попал на бал, пытались угодить. Мало кто уходил с бала не довольным, если говорить точнее, то никто не уходил.Дабл Эм был приглашен на очередной подхалимский прием. Кукловод пошел лишь по тому, что он никогда не видел лица графа. Ровно в девять вечера (как и было, сказано в записке), Мастер кукол явился к крыльцу дома графа.
- Реньдье, ты точно не хочешь пойти? – спросил он старого кучера
- Нет Дабл. Ты иди, если бы я был молодой и красивой девушкой до смерти в тебя влюбленной, может я бы и пошел. Но я не она… - ответил
Дабл Эм улыбнулся: «Пять лет прошло, а Реньдье все такой же…»
- Ну ладно… Тогда до встречи через… - сказал кукловод.
- Потанцуйте, познакомьтесь с какой-нибудь барышней, может у вас с ней что-нибудь и получиться… - оборвал его кучер, щелкнул кнутом и укатил.
Бал был действительно шикарным. Граан не поскупился на угощение и на развлечение. Дабл Эм подошел к хозяину праздника.
- Сеньор Граан? Я хочу засвидетельствовать вам свое почтение, и в знак моего уважения разрешите преподнести вам эти билеты на мой спектакль, - сказал он.
- Спасибо, мсье Эм. Но не могли бы вы снять маску? Я бы хотел увидеть ваше лицо… - попросил граф.
- Я не могу исполнить вашу просьбу, мое лицо, как и тело, обезображено. Мало что осталось в первозданном виде. Мне тяжело об этом говорить, но во время пожара пострадало не только мое тело, но и моя гордость: моя коллекция кукол. Их было больше трех миллионов, а осталась лишь одна, - ответил Мастер кукол.
- Очень жаль… Я надеюсь, что Вы получите много удовольствия сегодня вечером.
-А я надеюсь, что Вы получите удовольствие от посещения моего спектакля через неделю.
- Что ж, развлекайтесь! Это не просьба, а приказ.
Дабл Эм поправил маску и пошел в сторону стола с напитками. На столе, кроме вина, бренди, виски, коньяка, эля и мартини, стояли соки, минеральные воды и фруктово-травные настои, для разбавки горячительных напитков. Кукловод взял огромный стакан и налил его, почти до краев.
На кукловоде была новая маска с разрезом на рту, во внутреннем кармане была его старая маска.
Стоило Мастеру сесть на высокий стул, как его облепили две девушки.
- Говорят, что Вы искуснейший кукловод. Я Белла, - сказала одна.
- А я – Малкина, - вставила другая.
- Меня зовут Дабл Эминтолито Ликонтара Топазо Виндет Хиден Фасе Эм или просто Мастер Кукольного и Театрального Искусства Сеньор Дабл Эм, - холодно отозвался кукловод.
- О-о-о-о!.. Какой официальный мужчина! Моя мечта! – воскликнула Малкина.
Мастер кукол покосился на гравировку, выполненную на «веке» маски.
- Дамы, сегодня я не склонен к женскому вниманию. Простите, - Дабл Эм осушил бокал и подался встать.
- Нет, посиди с нами. Мы так хотели с вами познакомиться, - попытались остановить его девушки.
- Когда кукловод говорить «нет», это значит «нет», - кукловод сделал несколько движений руками, и девушки подчиняясь не своей воле, отошли от него.
- Грубиян! – хором сказали женщины.
Кукловод прибыл в поместье графа не повеселиться, а найти пару свидетельств. Маска могла спокойно спрятаться под одеждой, а костюм был похож на одежду рабов так, что в подобной маскировке его никто бы не узнал.
***
Глав Империи не принято было называть по имени, поэтому их звали просто: Император. Первым Императором считается Император-Властитель I, после него Императоры носили номера, в то время когда жил Дабл Эм правил Император 2099-тый, в народе прозванный – Бессердечный за свои Три Закона.
***
На втором этаже особняка Графа находился его кабинет. Дабл Эм натянул нить на небольшом расстоянии от двери, чтобы при приближении людей быть предупрежденным об опасности.
Документы у высоких чинов хранились только в тайниках, а письма и записки хранились в ящике стола, ящик закрывался на обычный замок. Дабл Эм вытащил из рукава скрепку. Все! Улики, как не опровержимые доказательства были в руках у кукловода.
Тут, палец, к которому была привязана предохранительная нить сильно потянуло.
- Черт! – шепнул Мастер кукол и шагнул в тень.
По коридору, проходящему мимо кабинета Графа, прошел дворецкий-Раб Джерома, старик был не мощен, но очень озлоблен (да и что можно ожидать, если ты живешь в доме Графа Фон Граан). Дворецкий купил себе на деньги, найденные посреди дороги, (а если точнее - украденные из чего – то кармана) рыжий парик и считал, что он похож на лорда. Старик ненавидел молодых рабов и придумывал им всяческие не существующие задания Графа, кстати, сам, сеньор потакал всем этим злым розыгрышам старика-дворецкого. Помимо прочего, у деда был отличный слух, но немного слабый рассудок (несчастный в детстве так долго оставался один, что начал разговаривать сам с собой).
- Я, кажется, слышал какой-то шум, - буркнул Джерома себе под нос и открыл дверь в кабинет.
В кабинете было очень темно, но лунный свет по закону подлости падал на белый манжет кукловода.
- Раб! Имя? - рявкнул Джерома.
-Мое? Мое имя – Джо Ванни – сказал кукловод, решив не говорить дворецкому свое настоящее имя.
- Больно уж ты борзый для раба! Мало видно тебя на кухне бьют! Хозяин желает отведать рыбу с деревянными костями. Неси немедленно!
- Но, Хозяин велел мне принести его документы, он с сеньором Дабл Эм хотел обсудить несколько вопросов.
- Тогда бери, иди на кухню и неси рыбу!
- Да, я сейчас же принесу это блюдо, - сказал кукловод, вышел из кабинета и потянул за нить на пальце.
Раба с деревянными костями – любимое «приказание Хозяина», причем Хозяин знал о ней. Все новички бегали по всему городу, в поисках этого животного. Дабл Эм поступил умнее, он просто вышел из усадьбы, вошел в свою повозку (Реньдье вышел в ближайший трактир), взял рыбий скелет из одного спектакля, на кухню взял жареного карпа, вынул из животного скелет и вставил скелет деревянный, написал записку, затем он, молча, поднес блюдо Графу.
У Графа была привычка, он ел рыбу целиком (в один укус), вместе с костями, жуя их.
Граф взял рыбу, положил в рот и начал живать. Вдруг он ощутил привкус крови, изо рта посыпались щепки, зубы и смесь рыбы с человеческой кровью. Когда «блюдо» было полу съедено, полу выплюнуто, у Графа вырвалось лишь одно слово: «ДЖЕРОМА!!!».
После того, как старика увели в подвал, Фон Граан прочитал записку:
«Мой дорогой друг, я шел к Вам, чтобы попрощаться и встретил вашего раба. Он сказал, что Вы попросили его принести Вам, Древокостяную Рыбу. Я взял на себя смелость и приготовил для Вас это блюдо. Данное животное водится в Северной Республике, в Империи она – редкость. Вам стоит разрезать рыбу на кусочки, вытаскивая кости, так как они – дубовые. Надеюсь встретить Вас в добром здравии. Ваш друг – Мастер Кукольного и Театрального Искусства Сеньор Дабл Эминтолито Ликонтара Топазо Виндет Хиден Фасе Эм.»
***
Реньдье сидел на облучке и ждал Кукловода. Мастер кукол уже был в своей старой маске.
- С девушкой ты так и не познакомился…- спросил кучер.
Дабл Эм вспомнил сегодняшний вечер. Вспомнил двух женщин. Вспомнил свой разговор.
- Нет, с приличной девушкой, точно не познакомился.
***
В зале был аншлаг, как и всегда на представлениях кукловода Дабл Эм. В первом ряду сидел Граф Фон Граан с новыми фарфоровыми зубами. Рядом с ним сидел глава полицейского управления города Алмаза. Судьба Графа была решена.
Граф шантажировал Грегорио Мальбитро, отца Энерико, тем, что тот случайно, во время разработок алмазов, прошел в чужую шахту, а это считалось преступлением. Грегорио должен был отдать баснословную сумму – миллиард золотых. Столько денег несчастный не мог собрать. Тогда он продал себя и своего сына в рабство, после чего, Грегорио умер от не посильного труда. А Энерико попал на тот рабский рынок, где и был куплен Дабл Эм.
Граф же получил все рудники Мальбитро, затем купил рудники, принадлежащие остальным богачам.
После представления Граф был схвачен и повешен.
***
После того как Граф умер, все рудники стали собственностью Энерико, как в прочем и остальная собственность, покойного вельможи.
- Ну, Дабл, что останешься? Жалование 200 золотых в месяц. Остальные инструкции получишь позже, - спросил Энерико.
- Нет, Энерико, я не останусь, я – вольный художник. Мне еще надо многое людям показать, особенно Его Императорскому Величеству.
- Как хочешь, я тебя не держу. Но ты подумай.
- Помнишь, как ты был рабом? Никогда не забывай, да еще кое-что! Я недавно накричал на тебя из-за маски. Так вот, - Кукловод попытался снять маску.
- Нет, не надо, - сказал Энерико - Ты – мой друг навсегда.
***
Среди городов Славной Империи выделялся город, находящийся на острове, окруженном озером, город Воды и Ветра. Это был город Любви, город Романтики, город мечтателей и поэтому, это был город изгоев. Это город манил Кукловода, с тех пор как тот вернулся из Республики. В отличие от большинства городов, Дабл Эм приветствовал город Ветра и Воды, не с брезгливым взором в подкладку треуголки, а с широко распахнутыми глазами и нетерпеливым ерзаньем на облучке. Реньдье улыбался: старый кучер надеялся, что хотябы здесь молодой актер найдет себе подругу, с которой захочется провести всю оставшуюся жизнь. У Реньдье была жена, у них была дочь и сын. Дабл Эм отсылал детям большую часть жалования своего слуги и оплачивал аренду жилища жены в городе Могил - единственным кладбищем на территории Империи. Имперци должны были оплачивать аренду каждой могилы своего близкого родственника, преступники не имели права лежать в могилах, их просто сбрасывали с обрыва и засыпали землей. Такой же участи удостаивались и те, чью аренду не оплатили.
- Реньдье, скоро, скоро конец нашего путешествия! Нам осталось всего лишь два города, и мы будем свободны. Я так давно не видел город Слезы – нашу столицу. Ты рад? – доставал кучера кукловод.
- Дабл, Дабл, я конечно все понимаю, но…
- Слушай, а может мне шпагу себе купить? Как ты думаешь?
- Двойной, если хочешь оружие, то тебе стоит купить револьвер, но это будет не соответствовать твоему стилю, так что лучше шпаги тебе ничего не найти.
***
В городе Воды и Ветра была всего одна лавка, где продавались клинки. Город не уничтожали только по тому, что только эта лавка снабжала армию и полицию. Огнестрельное и Холодное Оружие было лучшим на всей территории Империи. Владельцами и кузницами этой лавки была семья Гефесто, они часто объявлялись вне закона, но никто из этой семьи не был казнен или арестован. Именно в эту лавку и направился, по приезду, Дабл Эм.
В лавке было много разных клинков, револьверов и топоров. Но на почетном месте висела шпага украшенная золотом, серебром и алмазами из города Алмазов.
- Сеньор Гефесто? Я бы хотел приобрести какой-нибудь подходящий клинок, - обратился к кузнецу Кукловод.
- Людям в маске ничего не продаю. Убирайтесь!
- Что ж, примите в дар хотябы эти билеты. На мой спектакль. Буду рад вас видеть на премьере.
- Тебе меня не купить! Вы все приходите сюда только для того, чтобы найти инструмент для убийства бедняков!!!
- Но, вы, же продаете оружие армии и полиции!
- У меня нет выбора: на мне висят жизни более чем трех сот жизней!!!
- Я не хочу Вас подкупить и тем более, приобрести оружие для убийства несчастных. Мне нужен клинок для самозащиты.
- Вон!
- Что Вы сказали? – не расслышал Дабл Эм.
- ВОН!!!
- Да, сеньор, один вопрос: кто в вашем городе является самым главным и про кого рассказывают больше всего слухов?
- Хорошо, это Лорд Морлорот. А теперь, вон!!!
- Но…
- ПОШЕЛ ВОН!!!
***
Лорд Морлорот был аристократом высшей категории с очень развитым чувством прекрасного. Он окружал себя шедеврами скульптурами, картинами, честно украденными у жителей города Воды и Ветра. Среди прочих шедевров он коллекционировал и прекрасных девушек – дочерей рабов и свободных граждан. Свободных людей делали рабами очень просто: им на шею надевали браслет и клеймили. Браслет был из особого – дышащего металла. На «спинной» стороне браслета находились отверстия, куда вставлялся замок, ключ от которого находился на шее. Браслет снимали только в случае освобождения или продажи раба, так как каждое клеймо принадлежало только одной семье, одной династии.
Лорд Морлорот каждую среду устраивал большую карточную игру. На такую игру и был приглашен Дабл Эм.
***
- Сеньор Морлорот? Рад приветствовать Вас, истинного ценителя прекрасного… - начал, было, Кукловод
- Нет, нет, давайте безо всяких там прелюдий! Я желаю, чтобы Вам сегодня чаще улыбалась удача, – оборвал его Лорд.
За весь вечер Мастер кукол проиграл пять тысяч золотых и выиграл более пятисот, пока не начали играть на рабов. В комнату ввели миловидную блондинку с браслетом на шее и ужасом в синих глазах.
«Так, а вот эту надо выиграть любой ценой» подумал Дабл Эм.
Кукловод всмотрелся в глаза игроков. Как известно в глазах людей видно то, что они видят. Мастер кукол вытащил из рукава четыре туза.
- Я выиграл, – сказал он.
Игроки секунду посмотрели в свои карты, затем в карты Кукловода.
- Черт! А вам сегодня везет! – с кислой миной произнес Морлорот.
- Да, но мне пора, меня ждут мои куклы. Деньги я оставляю вам, отдайте ключ от ошейника.
«Подавись, крысенок!!!» подумал Лорд и кинул кукловоду ключи.
- До свидания, Лорд Морлорот. Рад буду видеть Вас на моем спектакле, - поклонился Дабл Эм и взял со стола ключи.
Кукловод взял девочку за локоть и вывел ее из зала.
- Бедная… - прошептал он.
Девушка испуганно посмотрела на маску Дабл Эм и упала в обморок. Кукловод взял ее на руки и вынес ее из замка.
***
По закону империи страшнейшими преступлениями совершенными рабом были спор с хозяином, употребление в пищу фруктов и прикосновение к хозяйской постели (считалось, что раб оскверняет тем самым кровать и раба привязывали к кровати и сжигали на костре). За такие проступки раба убивали с особой жестокостью.
Некоторые рабы боялись даже близко подходить к комнате хозяев.
***
Рабыня очнулась в комнате кукловода на кровати, принадлежавшей Мастеру кукол. Одета она была в дешевую ночнушку. Девочка очень испугалась, особенно, когда она увидела, как кукловод спит на кушетке, накрывшись плащом. Блондинка дернулась и разбила вазу. Дабл Эм проснулся.
- А, ты очнулась? Как самочувствие? – спросил он.
Девушка забилась в угол и испуганно задышала.
- Должно быть, ты голодна… - кукловод взял персик, разломил его и подал девушке.
Девушка отползла от него, упала с кровати и поползла в угол. Глаза ее выражали смертельный ужас. Несчастная ощупала шею и не ощутила ошейника.
- Должно быть, ты боишься меня из-за маски… - Мастер кукол снял маску.
Девушка увидела лицо кукловода. Оно было очень красивым и добрым, два разных глаза совершенно не портили его, улыбка Мастера кукол была нежной, доброй, заботливой. Девушка перестала бояться кукловода. Она почувствовала, что из всех людей, которых она видела, только этот человек искренне улыбался. Она осторожно взяла половинку без косточки и быстро-быстро начала жевать и глотать из-за чего подавилась. Дабл Эм занес руку над спиной девушки, как вдруг она вся сжалась, ожидая получить удар, но кукловод только слегка похлопал ее.
- Ты чего, ты чего? Я тебя бить никогда не буду. Меня можно не бояться. Я тебя никогда не обижу. Клянусь, - улыбнулся кукловод – Вот, груша, съешь. Они вкусные.
Девушка осторожно надкусила фрукт.
- Как тебя зовут?
Девушка испуганно посмотрела на Дабл Эм.
-Ты можешь говорить? Меня зовут Дабл Эм.
Девушка испуганно покачала головой.
- Не страшно. Пока я буду звать тебя, я буду звать тебя Кристиной. Нравиться?
Девушка кивнула.
- Вот и хорошо, - надел маску Дабл Эм. – Вся корзинка с фруктами в твоем полном распоряжении, обед подадут в три часа. Я сказал что ты – моя невеста. Запомни, никого и ничего не бойся. Я постараюсь вернуться пораньше. Реньдье, мой старый друг и кучер позаботится о тебе.
***
Кристина жила около трех лет в замке, и каждый день ее кормили отбросами, били и мучили. Бедняжка потеряла голос и теперь не могла говорить. Голосовые связки ее были так истощены, что восстановить их можно было только хорошим уходом и теплой едой. Бить девушку старались не оставляя следов, по этому тело ее не было обезображено, чего не скажешь о душе. Впрочем, душа ее осталась чистой как слеза младенца. Мало у кого из рабов была такая же душа, как у Кристины. Кстати Кристина это ее настоящее имя, Дабл Эм, просто, верно угадал.
В Империи рабы не имели прав. Они не могли завести семью без согласия хозяев. Рабы не могли иметь личных вещей. Среди рабов ходила примета: «Если Хозяин улыбнулся, жди синяков», и она была верна.
***
Носить оружие, не было принято среди знати и высоких чинов. Мало кто носил револьверы в кобуре, а про шпагу, и говорить нечего. Но кукловоду на это было наплевать. Дабл Эм был склонен к полному выходу из привычных рамок. И кукловод решил добыть себе шпагу любым законным способом.
- Я все же хочу приобрести эту шпагу.
- Она не продается. Я уже сказал Вам.
- Но, пожалуйста-а-а-а-а-а!!! Я отдам любые деньги. Все что хотите! Молю!!!
- Нет.
-Но…
- Нет!
- А…
- Нет!!
- Я…
- НЕТ!!! – кузнец запустил молотом в голову кукловода.
- Я приду, завтра.
- ВОН!!!
***
Кукловод каждый день возвращался в гостиницу огромными пакетами полными фруктов, овощей, мяса, крупы и молока для Кристины. Девочка похорошела, прибавила в весе, стала более румяной и начала говорить, начала улыбаться. Кукловод лично занимался приготовлением различных блюд для Кристины. Дабл Эм обожал видеть улыбку на лице девушки. Он радовался, как ребенок, когда Кристина улыбалась, смеялась. Специально для нее Мастер кукол писал за ночь пьесы и делал куклы, а потом Дабл Эм показывал эти спектакли девушке, глаза ее светились от счастья, и кукловоду нравилось видеть это. Он начал приглашать портных для девушки. Ей шили платья по последнему слову моды, она начала пользоваться темной губной помадой.. Вскоре в Кристине не осталось и следа от измученной девочки-рабыни.
- Кристина, ты можешь мне помочь? – спросил однажды кукловод.
- Да, конечно, Мастер.
-Пошли, прогуляемся…
***
Кукловод пользовался не обычными нитями для своих спектаклей. Это были сверх тонкие и сверх прочные нити. Изготавливались они из редких металлов с добавлением порошка мандрагоры, затем, нити вытягивались до тех пор, пока не пропадали из виду, после это их можно было использовать. При помощи этих нитей, можно было полностью подчинить себе куклу, и она начинала двигаться как человек. Но не только куклы становились подвластны Дабл Эм. Он мог подчинить себе и людей, если привязать нить хотябы к волоску на руках, на ногах, на голове. А если привязать нить на зуб человека, а затем опустить конец в горло, то кукловод получал контроль и над речью человека.
Среди кукловодов Северной Республики самым искусным был Мастер Кукол Леонардо Де Монтро. И именно он стал учителем Кукловода В Маске. В семье Демонтро состав этих нитей передавался из поколения в поколение. У Леонардо не было детей, поэтому, он отдал секрет нитей своему лучшему ученику – Дабл Эм.
***
- Вот, мы пришли, - сказал Мастер кукол.
Кукловод и Кристина стояли рядом с лавкой сеньора Гефесто.
- Ты – моя последняя надежда. Сначала ты зайдешь в лавку через пять, нет через три минуты после меня. Тебе надо просто постоять. Ну, я пошел, - поправил треуголку кукловод.
Дабл Эм вошел в лавку.
- Опять ты? Как ты меня достал! – вновь закричал кузнец Гефесто.
- Но, я не для себя а, - в лавку вошла Кристина, – для нее.
Кузнец потерял дар речи.
- К… Кристина? Сестра! Это ты? – недоумевал кузнец.
- Эдвард? Эдвард!!! Ты, мне говорили, что ты мертв! – закричала Кристина.
- Так, вы знакомы? – спросил Дабл Эм.
- Да, он мой брат, меня зовут Кристина Гефесто, - ответила девушка.
- Как я могу отблагодарить Вас? – спросил кузнец.
- Ну… Я бы хотел во-о-он ту шпагу, - указал Дабл Эм на ту шпагу, которую тот давно выпрашивал.
- При всем моем к вам уважении, я не могу ни отдать шпагу, ни продать вам ее.
Много лет назад, в нашу лавку пришел старый маг. Он сказал, что надо выковать шпагу для одного кукловода, который придет через триста лет. Он будет молодым, сильным и будет нести за собой справедливость, - ответил Эдвард Гефесто.
- Меня зовут Мастер Кукольного и Театрального Искусства Сеньор Дабл Эминтолито Ликонтара Топазо Виндет Хиден Фасе Эм, - поклонился кукловод.
- Брат, отдай ему клинок, он так мечтал о нем, - попросила Кристина.
***
Кристина была украдена из родительского дома. Ей сказали, что ее родители и брат погибли. Эта ложь была предназначена для того, чтобы девушка не сбежала. По закону Империи это было преступлением.
Но, потому, же закону, девушка оставалась собственностью Лорда Морлорота, и только его смерть на дуэли могла ее освободить.
***
По улице города Воды и Ветра, в сторону замка шел кукловод Дабл Эм, с твердым желанием вызвать на дуэль Лорда Морлорота. На поясе висела шпага с клеймом «МиМ». На гарде находилась маленькая маска из белого золота. На лезвии было выгравировано: «Вся жизнь - спектакль, я в ней актер. Актер, лицедей, добряк и злодей. По жизни играю, я все секреты ваши знаю, вы в зале сидите и ваши нервы, словно нити надежно пришиты к пальцам моим».
В голове у кукловода уже созрел план.
- Ваша светлость, я вас презираю! – ворвался он в кабинет Морлорота.
- И что же это значит? – спросил Лорд.
- Вы украли Кристину Гефесто! Вы украли свободную девушку! Вы – подлец!!! Я вызываю вас на дуэль!!!
- Мальчишка! Как ты...
- Я вызываю вас на дуэль! Я, как оскорбленная сторона имею право на выбор оружия. Выбор места и времени я оставляю Вам.
- Ты, мальчишка, сопляк!!! КАК ТЫ!?
- Я выбираю шпагу. Где и когда будем биться?
- Я. НЕ. БУДУ. С. ТОБОЙ. БИТЬСЯ. НЕ. ПОД. КАКИМ. ВИДОМ.
- Отказ от дуэли, по закону Империи, карается смертью.
- Здесь и сейчас.
- Да будет так…
***
Это был дождливый день, но похороны Лорда Морлорота все, же состоялись. Среди присутствующих были Дабл Эм, Кристина и Эдвард Гефесто. Они пришли проститься с чумой города Воды и Ветра.
- Теперь ты свободна, - прошептал кукловод.
- Да. А мое кошмарное прошлое теперь сгорит на костре вместе с телом этого м… Человека. – ответила Кристина.
Знать, после смерти не опускали в землю, их сжигали на кострах, а пепел развевали на ветру.
***
Реньдье уже запряг лошадей, а Молодого Господина все не было. Он редко так задерживался. Старый кучер начал беспокоиться, как вдруг в конюшню вошел кукловод. На маске были многочисленные следы от темной помады.
- Я уже начал волноваться. Ну-с поехали? – спросил Реньдье.
- Да, пора, - отозвался Мастер кукол.
- Хотя, вы, наверное, предпочли бы остаться.
- Что?
Старый кучер провел пальцем по маске своего господина.
- Дьявол! – прошептал Кукловод в Маске.
Дабл Эм раскрыл секрет своего имени только двум людям: Мастеру Кукол и Учителю Леонардо Де Монтро и сеньоре Кристине Гефесто…
***
Город Слезы имел такое название из-за формы города во время основания. Город Слезы это – столица Империи. В центре города находился Императорский дворец. Это было прекраснейшее здание во всей Империи. Дворец стоял на огромном холме и если смотреть с Северной башни, то вся страна была как на ладони.
Дабл Эм был рожден в городе Слезы, через сорок лет после утверждения Трех Законов. Его отец участвовал в третьей волне восстаний против Конституции, но восстание было разбито, а люди отправлены на урановые рудники. Семьи повстанцев же, вынуждены были жить за чертой бедности, многие умерли от голода. Среди прочих бед на семьи восставших обрушилась безработица, их не брали даже в уборщицы. У кукловода была сестра, которой Дабл Эм сменил фамилию, все еще жила в столицу.
***
Кукловод сильно изменился, под маской он стал чаще улыбаться, и он стал задумываться о женитьбе. У него была одна кандидатура в городе Воды и Ветра. Но сейчас он горел желанием встретить сестру. Он не видел ее больше пяти лет.
В бедном районе Мастер кукол выглядел крайне странно. Среди бедняков и пьяниц человек в маске привлекал внимание. А заказ? В трактире с огромными бочками эля, вина и браги, заказать мужчине чай было более чем не обычно.
- А здесь ничего не изменилось… - прошептал кукловод.
- А что здесь должно было измениться? – спросила девушка, вырвав чашку из рук Мастера.
- Вы не обнаглели? – спросил кукловод.
- Нет, братец, я узнаю тебя даже в маске, мы же знаем друг - друга с детства.
- Виктория? Ты? Как ты изменилась!
- Виктор, ты дурак! Неужели ты думал, что обманешь меня работой на рудниках и присылая огромные деньги.
- Виктория, не ори!!!
- А девушка? Ты нашел себе девушку?
- Ты такие вопросы задаешь!
- Значит…
- Значит, приходи на премьеру.
- Тебе найти красивые обручальные кольца?
- Еще одно слово и я отдам тебя в полицию, по подозрению в краже.
- Грубиян!
- Жду на премьере…
- Стой! Когда ты вернешься?
- После премьеры… Я навсегда сниму маску, клянусь…
***
Дабл Эм, не было настоящим именем кукловода. Его настоящее имя было Виктор, Виктор Шинагами. Его отец погиб на урановых рудниках, во время обвала, а мать… Мать была казнена на глазах пятилетнего Виктора. И мальчик остался один, с годовалой сестрой на руках, тогда он поклялся отомстить. Через десять лет кукловод надел маску и решил бежать из Империи. Пройдя через границу кукловод чуть не погиб, тогда его нашел Леонардо Де Монтро, величайший из Мастеров кукол, он выходил мальчика и сделал своим учеником. После смерти учителя и окончании обучения Виктор нашел Реньдье и сделал его своим кучером, затем кукловод вернулся в Империю и придумал план мести: он решил показать правду. Он решил показать правду о знати в Империи. Он решил обратить Три закона против самой знати, против самого Императора.
***
В зале театра Имперской оперы был аншлаг. Кукловод вышел на сену, что бы по приветствовать зрителей.
- Дамы и господа! Сегодня не обычный день. Вот и его Императорское Величество спустился из своей ложи в первый ряд. Себе на беду! – Кукловод выкинул вперед руку, метательный нож пробил голову императора. – Простите, это шутка. Это не Император, это Его кукла. Вы все сидели такие кислые, еще раз простите.
Кукловод начал представление. Он показал, как были убиты миллионы человек, одним росчерком пера. Одной Его подписью. Пока шел спектакль, кукловод пробрался в Императорскую ложу.
- Пора платить по счетам!!! – шепнул он на ухо Императору. – Выйдем.
- Как вы…
- Мразь!!! Ты еще смеешь мне перечить?
- Что, как ты…
Кукловод завязал нить на волоске Императора.
***
Чердак Имперской оперы был пуст, как вакуум. Именно туда привел Императора кукловод Дабл Эм.
- Пора платить по счетам, - сказал Мастер кукол.
- Что вы имеете в виду? – холодно спросил Император.
Кукловод снял маску.
- Помнишь, Марию Шинагами, мою мать! Вспомни, как ты приказал казнить ее за кражу куска черствого, заплесневелого хлеба! Вспомни, ты мразь! Вспомни женщину, которую ты любил и убил! Вспомни!
- Так, значит ты – Виктор Шинагами? Ты сильно изменился.
- ЗАТКНИСЬ!!! – Виктор обнажил шпагу.
- О-о-о, ты хочешь отомстить, но убив меня, ты ничего не изменишь!
- Я придумал план получше…
***
На крышу театра вышел Император.
- Дамы и господа, я в своей жизни нагрешил всего один раз. И от этого раза погибли тысячи нет, миллионы человек… Но сегодня я решил это исправить. Я повелеваю принять следующие Пять Законов, они должны стать новой конституцией Всей Империи, - сказал он.
Внизу стали собираться люди. Они с интересом смотрели на Императора.
- «Первый Закон: Каждое преступление карается в соответствии с тяжестью преступления.
Второй Закон: Родственники преступников не являются преступниками.
Третий Закон: Каждый человек в Империи рождается свободным и остается свободным до смерти.
Четвертый Закон: Каждый человек в Империи имеет право на собственную могилу в городе Могил, предоставляемою бесплатно.
Пятый Закон: Все деньги, поступающие в казну, должны отправляться в частный банк, откуда все средства, в случае отмены конституции в пользу старой или подобной старой, будут отправлены на нужды Северной Империи».
Император был опутан нитями и не подчинялся своему разуму.
- А, я… Я хочу с вами попрощаться. Я слишком сильно нагрешил. Я молю Бога о том, что бы вы все меня простили. Я скоро встречусь с ним, и попрошу у него прощения лично…
Император надел петлю и спрыгнул с крыши.
***
Дабл Эм бежал по переулку к своему дому.
- Виктория!!! Виктория!!! – кукловод снимал маску пока бежал по лестнице. – Виктория, я вернулся, я вернулся, как Виктор.
В комнате стояла гробовая тишина. Виктор вбежал в комнату и остановился. Посреди комнаты лежала бумага с трех дневной печатью. Император повесился два дня назад.
« Сеньор Виктор Шинагами! Мы, Исполнители, казнили Вашу сестру, как того требовал Первый Закон Великой Империи. Ваша сестра украла чашку чая у Сеньора Дабл Эм. На выход из родства вам дается один год. С уважением Первый Исполнитель» - гласила записка.
Виктор упал на колени. Он со слезами смотрел на качающуюся под потолком Викторию Шинагами, его мертвую сестру…
- Он был прав… Император был прав… Ничего не изменилось. Он был прав, - слезы лились ручьем из глаз кукловода.
***
Виктор вновь был в маске. Он хотел вернуться в город Воды и Ветра, забрать Кристину и Эдварда, а затем, отправиться в Северную республику. В Империи его больше ничего не держало, а находиться здесь больше он не мог.
Как всегда кукловод сидел на облучке и шепотом напевал:
- Мой мир огромен,
А, я так скромен,
Весь мир спектакль,
Я в нем актер.
Актер, лицедей,
Добряк и злодей.
Не ради людей,
А, ради искусства.
По жизни играю,
Я все секреты ваши знаю.
Уколы, насмешки…
Короны примеряют пешки…
Угрозы - их метки,
Но все они – марионетки.
Эй, куклы, бегите ешьте меня,
Вот он я!
Передо мною вы сидите и ваши нервы,
Словно нити пришиты,
К пальцам моим…

Конец

0

3

Второй рассказ из этой серии.

Две капли воска

Дремлет за горой,
Мрачный замок мой.
Душу мучает порой,
Царящий в них покой.

Замок Антонио был действительно мрачен… Он стоял близ деревни, весь поросший мхом, вереском и кустами дикой розы.
Антонио это не признанный скульптор. Его материал не обычный мрамор, бронза или гранит, а воск и парафин. Он признавал только женскую фигуру и постоянно просил девушек из деревни ему позировать. Они не робели, приходили, ели из хозяйских погребов, за час бездвижного стояния. Он брался за работу как безумный: за час он вырезал из глыбы воска точную копию девушки стоявшей перед ним, после чего девушка уходила домой зажав в кулачке пять золотых и спрятав в корзинке половину того, что стояло на столе.
Антонио же долго не мог уснуть после того как девушка возвращалась в деревню. Его лихорадило, он хватал воск и превращал его в цветы, кольца и прочие аксессуары.
Затем он начинал работать над позой скульптуры. Он подносил свечу к конечностям изваяния. После чего он медленно проводил рукой по статуе и нес ее в винный погреб (там всегда было холодно, не то, что теперь).
Но, вот прекратили девушки позировать. Появился в деревне душегуб.
***
Утро было ясным и облака лениво тащились по небу. Антонио фон Медмен улыбнулся. Сегодня к нему должна прийти девица Ольга Айнц. Антонио спустился в деревню. Там не было ни души, все ушили. Только в некоторые домах рыдали оставленные младенцы.
Этот плачь вернул Антонио в те не далекие годы, когда ему было только двадцать и он бал женат…
После свадьбы (через год) Антонио отправился к другу, в другую страну. Через месяц Антонио вернулся и не нашел своей жены, беременной его ребенком. Спросил деревенских, никто не видел. Обратился в полицию. Приехал из города Слезы генеральный инспектор Великой Империи. Обыскали все. Не нашли. Только через неделю нашли молодую графиню фон Медмен в подвале какого-то сарая. Лекарь сказал что графиня умерла от голода. С тех пор Антонио был немного не в

себе. Он иногда начинал смотреть в пространство и тихо повторял «Елена, Елена».
***
Антонио вздрогнул. Он услышал, как плачет женщина и пошлел на звук. Он увидел толпу. Вся деревня сгрудилась у куста сирени. Там, под кустом лежала Ольга. Синяя, холодная, страшная, мертвая.
Рыдавшая женщина оказалась ее матерью. Антонио выразил ей свои соболезнования и даже дал денег на похороны. Но женщина не только не взяла денег, но и сыпала скульптора проклятьями и назвала «иродом», «чудовищем» и «душегубом».
Генеральный инспектор той деревни подошел к Антонио, успокоил женщин и отвел скульптора в сторону.
-Бедная девушка… Задушили голыми руками. А была так молода, - тихо посетовал он и осенил себя **** знаменем. – Пусть покоиться с миром.
- Да, поэтому я и позвал ее, сегодня позировать. Из-за ее молодости, - скорбно побормотал Антонио.
-Теперь понятно почему ее мать назвала Вас душегубом.
-Почему?
-Все предыдущие жертвы иногда вам позировали. Уж не Вы ли убили несчастную?
-Я?! Да как Вы смеете! Я никог…
-Я шучу, мне Ваш дворецкий рассказал что вы с ним вместе ездили за воском.
Это была правда. Вчера был тирктр (Вторник), а по тирктрам Антонио всегда ездил в столицу за воском или парафином. Вечером в городе Слезы давал единственный спектакль театр кукол «МиМ». Он был на площади, когда Император произнес речь, после чего повесился. Антонио никогда не одобрял законы Императора, как и его внутреннюю политику в отношении искусства. Он был счастлив что Император умер, теперь Антонио мог стать признанным скульптором.
Антонио был серьезно расстроен тем, что девушек убивали. Он знал, что все они так или иначе были с ним связаны. Но какой смысл убивать их, ведь так или иначе привязать эти преступления к нему не было никакой возможности. Или это… Нет, решил Антонио, не стоит это вспоминать, оно давно мертво.
Скульптор вернулся домой. К нему подошел дворецкий и сказал, что пришла посылка из столицы. Подписи на посылке не было. Антонио взял гвоздодер оторвал крышку ящика, вытащил изрядное количество соломы, осторожно вытащил нечто громоздкое. У этого предмета была огромная труба как у той, на которой играют музыканты, основанием у предмета была коробка, на коробке находился маленький штырек, от коробки отходила кривая трубка, на конце трубки находился не большой круг, от круга отходила маленькая иголка. На коробке была приклеена табличка с золотыми, кружевными буквами «Грамфабрик Северной Республики». К предмету прилагалась еще и большой, черный блин с дыркой посередине.
В ящике лежала также рекламная брошюра о разных цветах и размерах этих штук, и инструкция. Ящик с трубой назывался «Граммофон», а блин зазывался «грампластинка». На грампластинке была записана музыка.
Антонио завел граммофон, поставил пластинку и из «трубы» понеслась музыка:
-Не покидай меня…
-Это не жизнь.
- Что натворила я?
-Хватит мне лжи!
- Постой! Постой! Постой! Постой!
Что будет теперь со мной?
-Ты будешь одна.
-Не уходи, постой!
-Прощай навсегда!
-Постой! Постой! Постой! Постой!
Постой! Постой! Постой! Постой!
- Простить все это не способен даже я,
И ты останешься в подвале навсегда!
Пусть тот, кто лазил ночью в доме у меня,
По зову сердца прибежит к тебе сюда!
-Постой! Постой! Постой! Постой!
Постой! Постой! Постой! Постой!
Веревки жесткие мне стягивают тело,
За этот час я очень сильно похудела!
Ты не нормальный, я давно подозревала,
Тебе ночами я с тобою изменяла!
Антонио упал на колени. Слезы текли по лицу. Антонио осторожно дотронулся до иглы и сдвинул ее. Граммофон замолчал. Скульптор понял. Все перед глазами плыло, как вдруг… Скульптор увидел свою жену. Она была связана, а кто это стоит перед ней, он ей что-то говорит? Нет, он не видит кто это. Черт! Как голова болит! Нет! Его горло! ВОЗДУХ! Кто-нибудь! Дайте дышать! ПОМОГИТЕ!!! Антонио упал в обморок.
***
Потолок был белым. Нет, в комнате Антонио он не был белым. Он был фиолетовым. Значит либо Антонио разучился различать цвета, либо это была не комната Антонио.
- Хозяин? Хозяин! Вы очнулись! Какое счастье! - вскричал его дворецкий.
- Бертонио, где я? – спросил Антонио.
- Вы в больнице Святого Бессердия. В городе Слезы. Вы проспали две недели.
- Сколько?
- Четырнадцать дней, две недели.
- Что нового?
- Имперский совет принял Новые Законы. Новым Императором стал Генрих XXX Труловери. Он был заключен в Бастион Инканто месяц назад за активное противодействие законам Империи и Императорской власти. Он сказал, что он предлагает сделать Дабл Эма министром культуры и искусства. А вас главным скульптором Империи. Но, он просил вас заниматься только традиционными материалами. Не воском. Ваши скульптуры будут стоять на бульварах, в парках и в Императорском дворце.
- К черту все! Я устал, к черту скульптуры! К черту искусство! Чтоб оно сдохло! К чертовой матери! Я ненавижу все это! Это я, я их всех убил! Я! – закричал ни с того ни с сего Антонио.
- Господин, что с Вами? Лекарь говорил, что Вы можете помутиться рассудком. Успокойтесь! Все хорошо. Душегуба поймали. Сегодня его казнят. Вы никого не убивали. Хо… ХОЗЯИН?!
Антонио откинулся на кровати и закрыл глаза. Лицо его было бледнее, чем наволочка на подушке. Скульптор погрузился в тяжелый и ужасный сон полный кошмаров.
Молодой человек пролежал без сознания еще две недели, после чего он очнулся. Затем еще через неделю он вернулся в замок.
Душегубом оказался Элеонор Аннсправед. Его гильотинировали. Голова преступника украшала копье у ворот Бастиона Инканто. Несчастный сознался во всем, что было ему предъявлено: это и убийство девиц из деревни *****, это и убийство Елены фон Медмен, это и кража овец, это и высасывание крови у коз, это и смерть урожая, это и поджег амбара сто пятьдесят лет назад.
Антонио уже и забыл о нем, но вот одним ясным утром в дверь замка постучал посыльный. Он принес квадратный конверт витиеватым подчерком, на котором было написано: «Друг, я обрадовался нашей реакции, и я шлю тебе еще одно воспоминание. Вспомни все, и у…» последнее слово было размыто водой. Антонио вскрыл конверт, внутри лежала пластинка для граммофона. Скульптор сдул с нее пыль. Перед глазами снова поплыло. Он чувствует, нет он видит Его, Он душит девушку, Он ест ее душу, ОН убивает Ольгу Айнц. ОН СВЯЗЫВАЕТ ЕЛЕНУ ФОН МЕДМЕН!!! Вот он вышел на свет. ОН… ОН… ОН! НЕТ!!! ТОЛЬКО НЕ ЭТО! Его лицо, его лицо это лицо… АНТОНИО ФОН МЕДМЕН. Это он убийца! Он убил свою жену. Антонио подошел к граммофону. Завод завершился, ручка щелкнула. Антонио поставил пластинку. Перед глазами была пелена. Скульптор взял веревку перекинул ее через стропила под потолком, завязал петлю, поставил табуретку, зарядил револьвер, просунул голову в петлю. Антонио перекрестился.
- Елена, я иду к тебе! – сказал он.
Да, это было картинно, как из дешевой пьесочки из дешевого театра.
Антонио закрыл глаза и спрыгнул с табуретки. Затем еле из последних сил он поднял руку к виску и нажал на спусковой крючок. Пуля прошла на сквозь и угодила в иглу граммофона. Из трубы полилась музыка:
Дремлет за горой,
Мрачный замок мой,
Душу мучает порой,
Царящий в нем покой,
Я своих фантазий,
Страждущий герой.
О любви моей живой
Все образы со мной!

Я часто вижу страх
В смотрящих на меня глазах.
Им суждено уснуть в моих стенах,
Застыть в моих мирах…
Но, сердце от любви горит,
Моя душа болит,
И восковых фигур прекрасен вид,
Покой везде царит…

Я их приводил
В свой прекрасный дом,
Их вином поил
И развлекались мы потом…
Иногда у них легкий был испуг,
От прикосновений к нежной шее
Крепких рук!
Я часто вижу страх
В смотрящих на меня глазах.
Им суждено уснуть в моих стенах,
Застыть в моих мирах…
Но, сердце от любви горит,
Моя душа болит,
И восковых фигур прекрасен вид,
Покой везде царит…

Вот несет одна
Мне свои цветы,
Вот стоит другая,
Погруженная в мечты
Я пытался их
До смерти рассмешить.
Но, пришлось,
Как в старой сказке, просто задушить!!!

Я часто вижу страх
В смотрящих на меня глазах.
Им суждено уснуть в моих стенах,
Застыть в моих мирах…
Но, сердце от любви горит,
Моя душа болит,
И восковых фигур прекрасен вид,
Покой везде царит…
Под эту музыку сердце Антонио перестало биться. Душа отлетела в небо, но тело только сейчас поняло что было два Антонио, один – тихий скульптор, а второй – безжалостный убийца. Второй и убил жену Антонио, второй и убил тех девушек. Но, первый Антонио дал ему свободу, покончив собой. Теперь телом завладел Антонио фон Медмен, убийца…

Конец.

0

4

И третья часть!
Тени прошлого

Он думал, что снял маску, но ее проклятье его не забыло...

Кто прошлое помянет тому глаз вон,
а кто забудет тому оба.
(народная мудрость)

Дом… Что может быть лучше этого места?
Дом был полон радости и счастья. Дети (15, 9, 3 года) были всегда всем обеспеченны, деверь нашел работу по вкусу, жена вела хозяйство, а 12 слуг, один кучер и дворецкий ей в этом помогали, глава дома оплачивал счета, продумывал маршрут путешествий, покупал продукты, устраивал праздники. В общем, Виктора Шинагами можно было назвать самым счастливым человеком в Северной Республике. Кристина Шинагами тоже была счастлива со своим мужем, ее брат был знаменит по всей стране как самый искусный кузнец и оружейник Эдвард Гефесто. Мария Шинагами ходила в школу и через три года собиралась стать скрипачкой. Елена очень любила фокусы и уже сейчас устраивала домашние представления. А Альберт был просто милым и послушным карапузом.
Мария была очень любопытной. Она сделала карту города Союза Искусств, план своего дома, но никак не могла понять, что находиться в той комнате на третьем этаже. Эта комната была всегда закрыта, и ее отец иногда проводил там часы на пролет и всегда возвращался от туда чернее тучи.
- Папа! Ну что там такое?! – часто спрашивала она.
- Нет. Я тебе никогда это не расскажу. Не проси! – отвечал отец.
Мария тогда шла к матери.
- Мам, скажи, ты мне доверяешь? - спрашивала она.
- Ну, да конечно, - отвечала мать.
- Тогда расскажи, что у папы в той комнате?
- Там твой отец хранит тела своих бывших жен.
- Ну, мам, расскажи!
- Это не моя тайна. Хотя благодаря ей мы и встретились.
***
Однажды Мария пыталась подглядеть в щелку что, там за дверью.
- Подглядывать не хорошо, - раздался шепот за ее спиной.
- Сестренка! Как ты меня напугала! – вскрикнула Мария.
- Подглядывать не хорошо, а смотреть в открытую дверь хорошо, - вынула скрепку Елена.
- Домушница… - улыбнулась старшая сестра.
- Нет, Мастер Иллюзий, - подмигнула младшая.
Замок щелкнул и дверь открылась.
- Сим-сим откройся, иди я не пойду,
Мария вошла в комнату. Здесь было темно. Последи комнаты стоял манекен, на нем был одет старинный черный камзол с белыми манжетами, на ногах его были одеты ботфорты, на голове была черная треуголка с длинным, белым, соколиным пером, на боку висела шпага, а лицо скрывала белая маска.
- Папа, что это такое? – прошептала Мария.
- Это мое прошлое… - ответил ее отец.
- Это Эл тебя привела? – спросила Мария.
- Нет, - ответил Виктор – мое прошлое рассказало мне о том что ты вошла.
- Я не…
- Пошли в гостиную. Мы с мамой тебе все объясним.
Мария шла с таким чувством, будто всходила на эшафот.
- Она все увидела, - повернулся к супруге Виктор.
- Я так и знала. Она вся в тебя, -улыбнулась Кристина.
- Мария, сядь, - девочка села – Я расскажу тебе, о себе. В прошлом меня знали как Мастера кукольного и Театрального Искусства Дабл Эментолио Ликонтара Топазо Виндет Хиден Фасе Эм.
- Ты! Папа, ты и есть тот самый знаменитый Дабл Эм?
- Да…
- Пап, а можешь показать мне что-нибудь?
- НЕТ! НИКОГДА! Я ПОКЛЯЛСЯ НИКОГДА НЕ ИСПОЛЬЗОВАТЬ НИТЬ! Я столько лет пытался забыть о прошлом Человека в Маске… И вот, я рассказываю тебе все… Я идиот!
***
Несколько дней спустя в дом Шинагами пришли двое. Один был в зеленом военном мундире, при сабле и кортике и с орденом святой Храбрости на фиолетовой ленте. Второй был в строгом сюртуке при трости, с орденом святой Ярости на белой ленте и в котелке с бордовой лентой. Они вошли в дом без стука, без церемонно сели в гостиной.
- Сеньор Шинагами, скажите, Ваша жена жива? – спросил мужчина в сюртуке.
- Месье, скажите, как Вас зовут и в каком Вы звании?
- Меня зовут Легран де Кокьюин Я глава военного министерства. Кавалер ордена Перфидского креста, Кавалер ордена Святого Менсонга, Кавалер ордена Слепой Вендетты. А это маршал Броньи де Фелон, герой битвы при Бетебатле. Мы приказываем вам принять участие в войне против Пустынного халифата, что начнется через две недели.
- Я не могу призываться в армию. Это запрещено законом Республики, так как, я женат и у меня трое детей.
- Правда? Так вот документ из Великой Империи, где сказано, что Кристина Гефесто была сожжена как и все имущество Лорда Максимильяна Морлорота. А стало быть, она мертва. А на мертвых жениться нельзя. И от мертвых детей, а тем более троих, не бывает. Вы могли бы избежать службы, если бы ваш «деверь» был бы немощен, не мог работать, и вам пришлось бы обеспечивать его. Хотя, это тоже вряд, ли… - Легран порылся в карманах и вытащил еще один лист бумаги, - Это - документ подтверждающий убийство Эдварда Гефесто.
- Как я посмотрю, вы все предусмотрели… Молодцы!
- Да, в случае вашего отказа мы вздернем всех… И нам ничего не будет, ведь они мертвы. А вы будет предателем.
- Вижу у меня нет выбора… Я… - Виктор помолчал, в последний раз взвешивая все «за» и «против» - Я согласен, будьте вы прокляты, черт побери! Но, вы обязаны хранить им жизнь как вашу собственную. Иначе… Вы знаете что произошло в Империи 16 лет назад?
- Император умер, совершив самоубийство – с улыбкой отвечал Легран де Подлец.
- Нет, он был убит как старая, ненужная и надоевшая кукла, - улыбнулся Виктор с нажимом на последнее слово.
- А вы опасный человек, сеньор Дабл Эментолио Ликонтара Виндет Топазо Хидден Фасе Эм, Кавалер ордена Хризантемы, Кавалер ордена Белой маски, Кавалер ордена Голубой Розы.
***
Двое вышли из дома Шиногами.
- Когда он нам перестанет быть необходим, убейте их всех, даже младших. Мне наплевать на них. Пусть он трижды грозиться своими «веревочками», он не может убить нас при их помощи, каким бы искусным кукловодом он не был.
- Да, сеньор Легран, будет исполнено.
***
Неделю спустя Виктор поднялся в ту комнату. Там он облачился в камзол, ботфорты и треуголку. В перчатки он положил мотки Нитей Воли. Затем он надел маску и скосил глаза на старую гравировку. Он вспомнил мать и сестру.
-Виктор, ты красив и таинственен как шестнадцать лет назад, - улыбнулась ему в зеркале Кристина, - Не найди себе там какую-нибудь прекрасную девушку из гарема Халифа Ариарда.*
- Ты, и только ты моя любовь. И только смерть разлучит нас, - Виктор снял маску и поцеловал свою жену.
К ним подошли Мария и Елена.
- Пап, дай мне твою Нить, пожалуйста, - попросила старшая.
Отец да. Мария взяла Нить и разорвала ее надвое, затем она сплела из них и конского волоса из своего смычка косичку и положила ее в нагрудный карман.
Елена просто повела рукой по воздуху и в ней у девушки появилась колода карт, которую она отдала отцу.
Виктор обнял своих девушек. Затем он прошел в детскую к сыну и поцеловал его, осенив его ****** знаменем. После этого Виктор, нет, теперь Дабл Эм. После этого Дабл Эм спустился во двор и сел в карету.
- Пап, а кто твой кучер? – спросила Елена.
- Это Реньдье, - ответил кукловод.
- Но, он же умер пять лет назад! Мы были на его похоронах, ты тогда еще приказал поставить в городской конюшне бронзовую карету.
- Я помню, это его кукла. Просто он всегда сопровождал меня в моих путешествиях, - Дабл Эм надел маску, - Пока, Мери. Предавайте привет Альберту. Скажите, что папа уехал в гости к своему старому другу, - мастер повернулся к кукле старого кучера, - Трогай, Реньдье, - И он на ходу запрыгнул в карету.
***
Война шла вот уже месяц. И все шло спокойно. Республика пользовалась не оснащенностью армии Халифата и шла семимильными шагами по стране. Партизаны сражались отчаянно, но они не моги остановить солдат, движимых жаждой крови, патриотизмом и жаждой наживы. Они убивали женщин и детей, умалишенных и немощных, больных и слабых. Вешали, жгли, рубили, четвертовали, колесовали, топили и терзали за живо, несчастных ни в чем не повинных людей. На улицах городов текли реки крови. И это и разжигало ненависть Виктора к Республике. Он поклялся, что уедет с семьей в Королевство Льдов, что на самой северной границе Великой Империи.
Однажды идя по улице Лиль в городе Цветов, Дабл Эм повстречал женщину, одетую в хиджаб. По приказу совета каждый солдат должен убить всех «врагов» кого они повстречают на своем пути. Дабл Эм не убил никого.
- Стойте, - остановил женщину мастер кукол, - не ходи туда, там солдаты, они убьют Вас.
Дабл Эм попытался объяснить ей знаками, но она подняла руку.
- Виктор Шиногами, воин справедливости в маске, что проклят ею. Я ждала тебя и искала, - ответила девушка на чистейшем ****** языке.
- Что? Как? Кто Вам…
- Тише, ты должен идти со мной.
- Но, кто вы?
- Меня зовут Фатима Пропpхеисер. Молчи. Ты должен идти со мной.
Дабл Эм дал себя увести. Его вели по старым улочкам города Цветов, по старым лабиринтам, по старым катакомбам. Она привела его в старый дом. Во мраке комнаты были видны хрустальный шар, колода карт Таро, очаг и старая турка. У стола стояли два бархатных кресла.
- Садись, - сказала Фатима.
Мастер сел.
- Дай руку мне, - попросила Фатима, кукловод протянул, сняв перчатку – Вижу, я все вижу, вижу прошлое твое, безрадостно оно, вижу голод и страдания, ненависть и любовь, смерть и жизнь. И месть. Твою месть. И смерть от мести. Загляни в шар. Что видишь ты там?
- Ничего не вижу, хотя… Постойте! Вижу… - Дабл Эм и правда увидел – Я вижу дракона, покрывающего все вокруг пламенем.
- Несчастье подстерегает тебя, посмотри на карты. Одиннадцать смертей ждет тебя, четыре было и семь грядет. Пять тебе и две ты. Смерть парит крыльями черными над тобой всю жизнь твою. Берегись крестов подлых и лживых. Все, это все что сказать тебе хотела я. Иди с миром и не ищи меня. Прощай, Мастер. Дверь ты за спиной своей найдешь, - Фатима откинулась в кресле.
Дабл Эм встал, поклонился девушке и вышел. Фатима подняла платок.
- Несчастный человек, еще много страданий предстоит тебе пережить. Да прибудет с тобой ******, - прошептала она.
***
Через пол года война кончилась, полной победой Республики. Дабл Эм возвращался домой. Колеса кареты прошуршали по гравию дома Шиногами. Дабл Эм посмотрел на окна. Они были темны и слепы. Не хорошее чувство закралось в душу кукловода. Он вошел в дом.
Тихо, даже слишком тихо. Так тихо было только тогда, шестнадцать лет назад, когда… Где же Кристина? Где дети? А вот она. Вот его жена. Она спит.
- Любимая, я дома, - прошептал Дабл Эм.
- Виктор,- Кристина повернула голову, - Уходи. Они убили всех. Я умираю, спасайся, не мсти за нас. Не… - и она испустила дух.
Дабл Эм отшатнулся.
«Нет, не может быть. Только не снова!» Дабл начал ронять слезы.
- ДЕТИ! ДЕТИ!!! МАРИЯ, ЕЛЕНА, АЛЬФОНС!!! КТО-НИБУДЬ! ОТЗОВИТЕСЬ, ПОЖАЛУЙСТА!!! – закричал он и побежал в детскую.
Там, в кроватке, с кинжалом в груди лежал его сын. Его убили во сне. Рядом, на полу, лежал сломанный смычек, а под потолком, мертвая, с веревкой на шее была его дочь, Мария. В углу валялась разбросанная колода карт, политая кровью а подле них с перерезанным горлом лежала их хозяйка.
- НЕТ! НЕТ!!! Я НЕ ВЕРЮ!!! НЕТ!!! – Дабл Эм зарыдал в голос.
***
На кладбище не было никого, только ветер и шесть новых могил с надписями на надгробных камнях: «Кристина Шинагами. Возлюбленная жена и мать» , «Мария Шиногами. Любимая дочь и виртуозная скрипачка», «Елена Шинагами. Любимая дочь и Мастер Иллюзий», «Альфонс Шинагами. Любимый сын и будущий Мастер Пера», «Эдвард Гефесто. Добрый друг, брат и искусный кузнец» и последняя «Виктор Шинагами. Человек в маске». На каждом надгробии лежала голубая роза, но только надгробие отца было пусто, а на надгробии матери лежал букет из ста таких роз. Ветер отнес тихий звук шагов и лязг шпаги, убранной в ножны.
***
Перед министерством Армии Великой Северной Республики стоял человек в черном и… Белой маске.
«Ни любви, ни скорби, ни счастья, ни сожалений, ни прощения» подумал он.
Дабл Эм подошел к дверям здания и обнажил шпагу с белой маской на гарде. В этот момент он вспомнил мотив старой песни.
Он шел против воли Кристины, он шел мстить, он шел убивать за смерть семьи.
«Воистину, четыре было, семь будет. Пять мне и две я» прошептал кукловод.
Когда он прошел двери и холл министерства, то вспомнил и слова той песни, он начал напевать ее шепотом, глотая слезы.
- Знают зеркала,
В чем моя вина.
Не смотрю я в них
больше никогда…
Тугая маска,
Проклятие мое,
И днем и ночью,
Я вечный раб ее.
А что под ней,
Никто не знает…
Все случиться как всегда,
Не желая вам вреда,
Буду вас я развлекать,
Опять, опять…
Посмотреть хотите вы,
Что под маской, но увы,
Не вас так не хочется
терять…Вас терять…
Многих женщин я,
Взглядом покорял,
И все туже роль
Я всегда играл.
Их любопытство
Травило душу мне,
Как капля яда,
В излюбленном вине.
Уважить вас, смогу
Лишь раз я.
Все случиться как всегда,
Не желая вам вреда,
Буду вас я развлекать,
Опять, опять…
Посмотреть хотите вы,
Что под маской, но увы,
Не вас так не хочется
терять…Вас терять…
Конец

0

5

*аплодисменты*

0

6

*поклон*

0


Вы здесь » †Хеллсинг. Кровавые ветра.† » .:О нас:. » Наше творчество